Сегодня: Четверг, 23 ноября
Поставить закладку  |  Сделать стартовой
НАШЕ ВРЕМЯ - Еженедельная общественная газета
НАШЕ ВРЕМЯ - номер в лицах:
Юницкий (2)
Первая еженедельная аналитическая газета Оглавление номера 214 от 04-04 октября
Карта сайта |  Редакция  |  Реклама  |  Архив  |  Запасники  |  Опросы  |  sitemap

ТЕМА НОМЕРА

ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

ПОДРОБНОСТИ

ЧТО БУДЕТ

25-Я ПОЛОСА: ИНТЕРНЕТ

Люди и Игры

ТЕХНОЛОГИИ БИЗНЕСА

ОНЛАЙН ИГРЫ

SkyWay - струнный транспорт

Что наша жизнь - игра!

НАШЕ ВРЕМЯ по авторам:
поиск по сайту:


GAZETANV
Архив номеров:
№213 от 05 февраля
История транспорта от колеса до наших дней

№212 от 21 октября
SkyWay - наступает эпоха струнного транспорта

  Весь архив
НАШЕ ВРЕМЯ в интернете:
RSS трансляции
http://www.gazetanv.ru/rss.xml

 


ГЛАВНАЯ АРХИВ НОМЕРОВ №105 МИФЫ ОБ АМЕРИКЕ
Надпись на оборотной стороне долларовой банкноты, или Американский коммунизм
NOVUS ORDO SECLORUM - НОВЫЙ ПОРЯДОК НА ВЕКА

(Надпись на оборотной стороне однодолларовой банкноты)




Герой «Утопии» Томаса Мора, Гитлодей, участвуя в путешествии Америго Веспуччи, просит оставить его на острове рядом с американским континентом, где он и попадает в государство Утопию, живущее по законам, установленным мудрым законодателем Утопом. В Утопии нет частной собственности. Все граждане без исключения работают, «никто не сидит праздно и каждый занимается своим ремеслом».

Через сто лет после появления «Утопии», был опубликован «Город Солнца» Кампанеллы, в котором более подробно, с множеством деталей, описывается общество, построенное на тех же принципах равенства и стандартизации. Принципы жизни, предложенные утопистами, впоследствии стали называть социализмом.

Но, еще до их научного обоснования гуманистами эпохи Просвещения, идеи социализма применялись на практике в средневековых коммунах-сектах анабаптистов, катаров, гуситов, альбигойцев, моравских братьев и многих других. Жизнь каждой из сект ограничивалась всего несколькими годами, прежде всего потому, что у них не было экономической базы - земли, земля принадлежала потомственной аристократии, поэтому практика коммун, - еретических сект средневековья, не могла распространиться на все общество.



Американский коммунизм

У американских пуритан, в отличии от их европейских предшественников, была экономическая база для строительства Божьего Царства на земле. Земля в Америке принадлежала тем, кто ее обрабатывал. Пуритане, создавшие первые колонии в Новом Свете, бежали из аморальной, порочной Европы, и видели свое будущее, как образец для всего остального мира.

Первые британские колонисты, в Плимуте на севере и в Джорджтауне на юге, проводили опыты создания Нового Порядка. Капитан Смит, первый лидер общины в Джорджтауне, ввел принцип жизни, выражавшийся идеей раннего христианства, высказанной апостолом Павлом, – «Кто не работает - тот не ест». Следующей ступенью развития этой идеи была формула «Время–Деньги», выросшая из протестантского постулата, что каждый час, проведенный в бездействии, украден от труда во славу Господа.

Начав с коллективного, коммунального ведения хозяйства, первые американские колонисты вскоре перешли на более продуктивный вариант экономики, основанный на индивидуальном интересе. Но попытки создать коллективистскую модель Нового Порядка продолжались и в 19-м веке.

Как пишет американский историк Кумар, «В Америке 19-го века практиковалось больше коммунизма, чем в любое другое время, в любой другой стране».

Роберт Оуэн первым ввел в обиход слово социализм, и первая коммуна, которую он создал в Соединенных Штатах, Новая Гармония, была фабрикой, принадлежавшей членам коммуны-кооператива. Впоследствии она стала моделью рационального ведения индустриального производства.

Но все американские коммуны, построенные на коллективной экономике, имели короткую жизнь, так как всеобщее равенство приводило к всеобщей нищете. «Новая Гармония» была основана в 1825 году и просуществовала 3 года, Этьен Кабэ в Иллинойсе создал «Икарию» в 1850-м – существовала 5 лет, Вильгельм Вейтлинг «Коммунию» в 1851 году, в Айове, – 5 лет.

Американские коммунистические эксперименты не могли не привлечь внимания русских социалистов. По свидетельству Короленко, «Эмиграция в Америку влекла многих русских, мечтавших о коммунистических опытах».

В Британии второй половины 19-го века безработные городские жители и безземельные крестьяне загонялись насильно на фабрики, где они жили в рабочих казармах в условиях армейской дисциплины. Задолго до британского опыта, еще в начале 19 века, Аракчеев провел успешный, но локальный эксперимент создания трудовых лагерей – военных поселений. В России того времени его опыт не привился, но большевики сумели его воспроизвести на другой, массовой основе, в размахе всей страны, когда, по инициативе Троцкого, начали создаваться трудовые армии.

Америка не пошла по европейскому пути казарменного социализма - у нее были другие средства воспитания масс. В насильственном принуждении к труду не было необходимости, так как иммигранты со всех стран мира добровольно принимали условия жизни, в которых завод, фабрика и рабочие трущобы, состоящие из семейных хибар вокруг, были лишь временным эпицентром их существования, первой ступенью их жизни в новой стране, предоставляющей возможности, которых у них не было в странах откуда они прибыли.

Многовековая мечта человечества об обществе всеобщего благоденствия стала впервые воплощаться в жизнь США, где был создана ее основа – производство продуктов массового потребления, которое превратилось в инструмент воспитания масс.



Учитель Ленина

Ленин писал в 1918-ом году, «...(необходимо) внедрить научную американскую систему по всей России. ...Производительность труда - это в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя. Главное для нас – научная организация труда и контроль».

Ленин, говоря о научной американской системе, имел в виду систему, созданную Генри Фордом, который по своим политическим взглядам был социалистом. Форд строил дома для рабочих, ясли и школы для детей. Создавались вечерние школы и курсы повышения квалификации. Рабочие получали займы на покупку домов от администрации завода, а не от банков, и с меньшими, чем в банках процентами, и имели право на покупку автомашин своей компании по сниженным ценам. Работники заводов Форда зависели от своего работодателя не только экономически. Салуны, кинотеатры, центры развлечений в районе Детройта контролировались Фордом. Охрана заводов Форда из 5000 человек следила не только за порядком на производстве, но и за частной жизнью работников. Это была попытка “построить социализм в одной отдельно взятой кампании”, недаром империю Форда называли – “фордовский социализм”.

Форд был белой вороной в круге предпринимателей и капиталистов. В глазах своих коллег он предавал саму идею индивидуальной свободы, на которой построен демократический капитализм. Но Форд, как никто из его коллег по бизнесу, понимал логику развития капитализма. Капитализм, провозгласивший свободу индивида, неизбежно должен перерасти в другую фазу, социалистическую, только социализм позволяет создать тотальную систему контроля над усложняющимся производством и общественными отношениями. Социалистическое устройство обеспечивает плановое развитие экономики, контроль всех общественных процессов и, таким образом, избегает экономических и социальных кризисов.

Идея научной организации всех сторон жизни общества, как огромной машины, действующей на тех же принципах, что и заводы Форда, идея социализма, логически вытекала из закономерностей развития капитализма.

Ленин мечтал скопировать социализм с фордовского социализма, но видел единственную возможность реализации идей Форда в России политическими, силовыми решениями государства, и хотя некоторые принципы Форда были использованы, научное управление обществом не имело будущего – советская экономика была подчинена политике, удержание и укрепление власти было важнее экономических задач.

Форд же формулировал идеи Нового Порядка не в политических, а в экономических терминах, - «Социальные изменения должны придти не в результате политической революции, а в процессе экономической эволюции. Культура производства машины должна стать культурой жизни – это наше всеобщее будущее, и лидером на этом пути будут Соединенные Штаты».

Эту культуру общества-машины впоследствии стали называть “корпоративным социализмом”, когда государство начало сливаться с корпорациями в одну систему. Бенито Муссолини называл эту систему фашизмом: «Фашизм можно назвать Корпоратизмом, потому что это слияние государства и власти корпораций».

Форд видел в корпоративной системе будущее и оказывал огромную финансовую и техническую помощь первопроходцам, начавших строить корпоративный социализм в других странах, Германии и Советскому Союзу.

На средства Форда был построен автомобильный завод в городе Горьком. Это были не только производственные здания, это был целый комплекс, включающий фабрики-кухни, рабочие общежития и клубы культуры, копия фордовских предприятий-городов в районе Детройта. Форд вложил в строительство комплекса 50 миллионов долларов, и Горьковский автозавод в 30-ые годы стал форпостом социалистической индустрии. Форд принимал участие также в создании в гитлеровской Германии автомобильных заводов Volkswagen, которые выпускали не только автомашины, но и танки, и внес свой вклад в создание знаменитых автобанов, автомобильных дорог.

Противостояние цивилизованного мира Новому Порядку в Германии и России не отменяло того факта, что все страны, каждая по-своему, строили свою версию общества–машины.

Американский юрист, побывавший в Советском Союзе в 1931 году: «Условия жизни здесь напоминает мне состояние дел дома. Тот же энтузиазм, то же желание добиться успехов в индустрии, та же энергия и увлеченность делом. Параллель существует также в мобилизации патриотических чувств и общественной активности».

Страны, строившие Новый Порядок, различались в своей практике, но идеологические постулаты, которые они провозглашали, во многом совпадали.

Так Бернард Шоу отмечал: «Сталинская конституция выглядит так, как будто она написана Томасом Пэйном (один из творцов Американской конституции)».

Различия же в практике реализации Нового Порядка были связаны с различными историческими традициями, культурой и самосознанием народов этих стран.

Американская пропаганда, в отличии от пропаганды большевиков, не призывала к самопожертвованию во имя высоких целей, она действовала от обратного: «Думай только о себе, о своем личном благополучии, и этим ты увеличишь свое богатство и богатство всего общества».

В США труд, как смысл человеческой жизни, прокламировался не только протестантской этикой, он также провозглашался государственной политикой и идеологией. Так, президент Кальвин Кулидж в 1927 году, выдвинул, как основу американской идеологии, лозунг: «Дело Америки - делать дело» (American business is business).

Богатство могло расти безгранично благодаря машинному производству, а его эффективность зависела от уровня стандартизации технологии и всего производственного процесса. Стандартизация стала необходимостью и в общественных отношениях, и обозначалась термином бюрократизация.

Бюрократизация – процесс демократический, бюрократизация распределяет власть по широкому полю, власть начинает принадлежать массам исполнителей, и задача бюрократизации уничтожить неформальные отношения между людьми, которые подрывают рабочую дисциплину и угрожают стабильному общественному порядку. Функциональные же, т.е. стандартизированные (бюрократизированные) формы отношений нейтрализуют спонтанность, импровизацию, непосредственность в поведении людей, и упорядочивают поведение, вводя его в необходимые рамки.

Процесс бюрократизации жизни в Советской России сталкивался с необходимостью преодоления народных традиций, культуры стихийной жизни, складывавшейся веками, понадобился огромный карательный аппарат, на содержание которого уходила значительная часть материальных и человеческих ресурсов.

Америка же строилась на принципе индивидуального интереса. Каждый был заинтересован в стандартизации, на ее основе повышалась производительность труда, доходы росли, а общество, в целом, получало все большее количество продуктов массового потребления, высокий уровень материального комфорта.



Толпа диктаторов

В тоталитарных странах тот же процесс не дал таких эффектных результатов, так как стандартизация всех форм общественных отношений навязывалась сверху, силовыми приемами. Гестапо, КГБ или полиция могли контролировать массы, но только на внешнем уровне. Насилие и идеологические догмы не обладают достаточной силой воздействия, они создают многочисленные группы населения, сопротивляющиеся прямому насилию и контролю.

В демократических обществах, построенных на идеях индивидуализма, контроль передоверяется каждому индивиду в отдельности, который, подчиняясь не страху перед всемогущим государством, а мнению окружающих его людей, большинству, воспринимает анонимный контроль массы над собой как самоконтроль, и поэтому процесс стандартизации жизни проходил безконфликтно.

Уже во времена Алексиса Токвиля, в первой трети 19-го века, начал складываться порядок отношений, который он назвал “деспотией демократии”: «...она (демократия) покрывает всю поверхность общества сеткой маленьких, но сложных правил, они незаметны и единообразны, и потому даже самые сильные умы и самые энергичные люди не в состоянии проникнуть в суть происходящего. Никто не в состоянии подняться выше понимания манипулируемой толпы, включая самих манипуляторов».

Традиции индивидуализма позволяли проводить манипуляцию “толпой диктаторов” через идею личного успеха, который понимался как интерес экономический, а на эту узкую сферу легко накладывалась “сетка маленьких, но сложных правил”.

Людьми с одной жизненной целью можно легко манипулировать, так как в процессе достижения своих индивидуальных целей они утрачивают интерес к тому, что происходит вне их единственной цели. Все, что существует вне экономической сферы, утрачивает для них свою привлекательность, и этот “экономический человек” всем своим стилем жизни формирует и укрепляет тотальную систему контроля.

Используя постоянный и незаметный, но всеобъемлющий пресс, экономическая демократия блокирует любое сопротивление, «... и в результате вся нация превращается в стадо трусливых, но трудолюбивых животных, выполняющих все, что от них требуют пастухи. Это рабство особого свойства, оно предлагает разнообразные формы внешней свободы, незаметно и мягко лишая их свободы внутренней» (Токвиль).

«Тоталитарное общество создается снизу и отвечает потребностям масс. Именно этим оно отличается от тирании.», - через столетие после Токвиля писала немецкий философ Ханна Арендт.

Тоталитарное общество – это машина, а машина может правильно функционировать когда все “винтики” стандартны и взаимозаменяемы. Принцип взаимозаменяемости работников фашисты и коммунисты реализовывали варварским методом, заменой изношенного человеческого материала новым (у обоих стран были неисчерпаемые человеческие ресурсы, у одних собственные граждане, у других иностранные рабы). Экономическая демократия также сбрасывает отработанный человеческий шлак, но делает это в цивилизованной форме и без применения открытого насилия.

В отличии от революционных изменений, проводившихся Германией и Советской Россией, Америка двигалась ко все более высокому уровня контроля общества маленькими шажками, она создавала его в процессе постепенной эволюции.



Уничтожая добро и зло

Новый Порядок, начавший свое триумфальное шествие в Европе, России и США, приобретал различные формы, использовал различные методы, но единой была одна тенденция - уничтожить старые представления о добре и зле, религиозную мораль, нравственность, и создать новое видение мира, новую мораль, новую нравственность.

Кредо большевиков, - «Нравственно все то, что полезно для революции». Кредо экономической демократии, - «Нравственно все то, что полезно для роста экономики». Американская демократия создавала новую мораль, используя самую гибкую и приспособляемую религию, протестантизм, его авторитет, видоизменяя и приспосабливая религиозную мораль к нуждам экономического роста.

Европейские страны, строившие социализм, должны были нейтрализовать влияние религии на массы, но она имела глубокие корни в общественном сознании, поэтому нацистская пропаганда постепенно вытесняла идеалы религии мифологией арийской, варварской, дохристианской цивилизации. Итальянский фашизм пытался реконструировать варварский, дохристианский Древний Рим. Христианская мораль, с ее состраданием к слабым, должна была уступить свое место идеалам Силы, способной переделать мир.

В России православие было не только одним из общественных институтов, как католицизм и протестантизм в Европе, оно пропитало сам фундамент русской жизни. Поэтому, большевики использовали в своей пропаганде нравственные постулаты библейского закона – презрение к богатству, служение высшим целям, самоотверженность и высокие нравственные идеалы. И, в тоже время, целенаправленно и более последовательно, нежели другие, разрушали религиозную мораль и саму церковь. Ожесточенная ломка религиозных традиций, традиций нравственной жизни, которую провели большевики, унесла миллионы жертв и, с точки зрения экономики, была неэффективной.

Наиболее действенной оказалась позиция американской демократии, которая использовала идеи протестантизма для создания новых форм общественных отношений. Американский протестантизм отличался от своего европейского варианта тем, что внес в христианство не только мощный элемент рационализма и прагматизма, но и идею постоянного приспособления религии к изменяющимся условиям общественной жизни. Одна из наиболее влиятельных протестантских сект Америки, созданная в конце 19-го века, прокламировала идею рационализма, в отличии от других сект, открыто, в своем названии, – «Christian Science», секта христианской науки.

Массовая культура, возникшая впервые в Соединенных Штатах, также как и наука, стала эффективным средством изменения общественного сознания. Приспосабливаясь к требованиям рынка, массовая культура прививала новые ценности жизни, основанные на экономическом интересе, и, в процессе всеобщей гонки за материальным богатством, вечные ценности, нравственность, мораль, духовное начало, утрачивали какое-либо значение.

Страна всегда жила на принципе постоянного изменения, традиции одного поколения отвергались последующими, поэтому процесс приспособления общественного сознания и морали к постоянно меняющимся требованиям экономики проходил достаточно безболезненно.
Окончание следует


Автор - выпускник Колумбийского университета, M.A in Cross-Cultural Understanding, M. E. in Information Processing. Руководил различными программами культурной адаптации русских иммигрантов в США в течении десяти лет. Проводит экскурсии по США и Канаде в течении 15 лет, написал несколько путеводителей по США и Канаде. Сейчас он готовит новую книгу – об американской мифологии.



   
стр.7 // ГОФМАН Михель
Полное оглавление номера


ГОЛОСОВАНИЕ
Кто главнее?
Всего проголосовало: 8879
Путин 46%
Вот этого-то я и не могу понять... 22%
Ответ - в Конституции 20%
Медведев 11%

НАШИ ПАРТНЕРЫ

|

Взгляд из Америки: очаги терактов по-прежнему имеют северокавказскую прописку
В докладе американского госдепартамента о распространении терроризма в мире в 2011 году, который ежегодно направляется в конгресс США, указывается на то, что очаг террористической опасности в России по-прежнему концентрируется на Северном Кавказе.

Атеисты и верующие – актуальное противостояние ХХI века
Закон, предполагающий уголовную ответственность за оскорбление чувств верующих и осквернение святынь, был внесен в Госдуму.

Казахстан: войска стреляют в мирных людей
Сегодня более 3000 человек собрались на мирный митинг на главной площади города в центре Жанаозеня.

Долг платежом красен
Конфликт с российским дипломатом произошел в провинции Конфликт с российским дипломатомв Китае. К нему применили насилие и задержали в одном из офисов во время оказания помощи двум российским гражданам. Последних, в свою очередь, из того же офиса уже пять дней не отпускают китайские партнеры.

Слушается дело об убийстве Свиридова
В Мосгорсуде слушается дело шести уроженцев Северного Кавказа, которые в ночь на 6 декабря затеяли на улице потасовку, в результате которой был убит болельщик московского «Спартака» Егор Свиридов.

Юрий Кукин
У каждого поколения должны быть свои герои. Это, конечно, громко сказано. Тем более, когда при упоминании таковых, в первую очередь, возникает специфический голос, нехитрых несколько аккордов под гитару и удивительное человеческое обаяние. Сразу вспоминается дурацкое: «Хороший парень – это не профессия».

Премия Леонида Вышеславского – А. Зараховичу и Г. Фальковичу.
В Киеве состоялось пятое по счету вручение уникальной поэтической премии имени Леонида Николаевича Вышеславского «Планета поэта» (русская и украинская номинации). Л.Н. Вышеславский – личность легендарная, человек, которому Григорий Петников в 1963 году передал звание «Председатель земного шара».


Издательский дом "Наше время" © Издательский дом "Наше время"
Все права защищены
(495) 951-39-05
Правовая информация об ограничениях | sitemap | Статьи