Сегодня: Среда, 14 ноября
Поставить закладку  |  Сделать стартовой
НАШЕ ВРЕМЯ - Еженедельная общественная газета
НАШЕ ВРЕМЯ - номер в лицах:
Юницкий (2)
Первая еженедельная аналитическая газета Оглавление номера 215 от 26-26 сентября
Карта сайта |  Редакция  |  Реклама  |  Архив  |  Запасники  |  Опросы  |  sitemap

ТЕМА НОМЕРА

ОНЛАЙН ИГРЫ

SkyWay - струнный транспорт

Что наша жизнь - игра!

НАШЕ ВРЕМЯ по авторам:
поиск по сайту:


GAZETANV
Архив номеров:
№214 от 04 октября
Фестиваль в ЭкоТехноПарке Skyway: Июль 2017. Продолжение следует!

№213 от 05 февраля
История транспорта от колеса до наших дней

  Весь архив
НАШЕ ВРЕМЯ в интернете:
RSS трансляции
http://www.gazetanv.ru/rss.xml

 


ГЛАВНАЯ АРХИВ НОМЕРОВ №10
ЩУКИНЫ ДЕТИ

Коллекции купцов Щукиных легли в основу собраний крупнейших российских музеев

Эпоха конца XIX - начала XХ века вошла в историю русской культуры целой плеядой купеческих фамилий, для которых меценатство и благотворительность стали не просто нормой, но и смыслом жизни. В памяти потомков остались имена тех, кто сумел найти своим капиталам достойное применение: создавал музеи, строил больницы, открывал театры, библиотеки, издавал журналы и газеты. К числу подобных представителей российской бизнес-элиты можно смело отнести и семью Щукиных, благодаря которым Россия обладает сегодня бесценной коллекцией живописи, а также многочисленными реликвиями отечественной истории.

 

Купеческая родословная



Свой род династия Щукиных ведет из города Боровска Калужской губернии. Еще при царе Михаиле Федоровиче Романове Ивашка Щукин владел в Боровске лавкой вместе с сыновьями Сенкой и Максимкой. А при Екатерине II Лука Степанович Щукин был самым богатым купцом Боровска, торговавшим в разных городах. Московскую ветвь династии Щукиных основал во второй половине XVIII века Петр Федосович Щукин, который вместе со своим сыном Василием пешком пришел в Москву.

После смерти Василия Щукина дело перешло к его восемнадцатилетнему сыну Ивану. В квартире на Таганке, где было всего две комнаты, наследник сам выделывал на станках кисею. А спустя несколько лет Иван Щукин открыл крупную мануфактурную кампанию. В предпринимательской деятельности Ивану Васильевичу сопутствовал успех, как и его предкам. Благодаря наследственной оборотистости и смекалки в 37 лет купец третьей гильдии перешел сразу в первую, женился на Екатерине Боткиной, происходящей из известной купеческой семьи чаеторговцев, обзавелся великолепным домом в Большом Знаменском переулке, ранее принадлежавшим князьям Трубецким и роскошным выездом. В 1878 году им был основан торговый дом «И.В. Щукин и сыновья». Предприятие занималось продажей ситцев, шерстяных, шелковых и льняных тканей по всей России, на Кавказе, в Средней Азии и даже Персии.

В семье было одиннадцать детей, из них шестеро сыновья: старший Николай, затем Петр, Сергей, Владимир, Иван, Дмитрий. Все получили блестящее образование. В доме содержался целый штат гувернеров и преподавателей. Щукин-старший не жалел денег, занимаясь воспитанием детей. Сначала он послал своих сыновей в немецкую школу в финском городе Выборге, директором которой был лютеранский пастор. Обучение здесь строилось на формировании характера, дисциплине и физических упражнениях. Затем они закончили немецкий пансион в Петербурге. Завершающим этапом образования стала практика на текстильных предприятиях Франции и Германии. Продолжатели известного купеческого рода были готовы к серьезной коммерческой деятельности. Однако жизнь распорядилась по-своему. Братья хотя и занимались потомственным делом, но интересы их простирались совсем в иных сферах.

Екатерина Петровна, жена Ивана Васильевича, была не просто представительницей семьи успешных предпринимателей, а принадлежала к московской купеческой аристократии. Семья Боткиных славилась своей образованностью и меценатством. Через Боткиных Щукины породнились со многими именитыми купеческими фамилиями, в том числе с Третьяковыми. Дети Щукиных пошли в мать, унаследовав любовь к искусству и меценатству. Атмосфера, царившая в семье, сформировала художественные вкусы и интересы подрастающих наследников. Все они увлекались коллекционированием предметов искусства. Однако в наибольшей степени «вирус собирательства» поразил двух братьев Щукиных – Петра и Сергея.



Лавка древностей



Петр Иванович, второй сын Ивана Васильевича Щукина, был весьма колоритной фигурой. Вместе с двумя братьями, Николаем и Сергеем, он исправно работал в отцовской компании. Однако всю свою душу отдавал коллекционированию. Вещи и предметы для своих коллекций он чаще всего приобретал в Москве на Сухаревке, либо на Нижегородской ярмарке. Причем, никогда не мог ограничить себя одним направлением и скупал все подряд. С годами страсть к собирательству у него превратилась в манию. В Москве его сравнивали с Плюшкиным. В быту он был экономен до скупости. Его домашние пили из треснувших чашек, пользовались кофейниками без крышек. Обстановка в доме была скромная до бедности. Но на поиски и покупку новых экспонатов Петр Иванович не жалел ни сил, ни денег.

Поначалу он скупал все, что приглянется: портреты известных людей, редкие издания книг, гравюры, офорты, персидские ковры, изделия китайских, японских и индийских мастеров, древнерусские иконы, серебро. Позже переключился на русские древности. Как-то по случаю на Нижегородской ярмарке он приобрел серебряный ковш, принадлежавший атаману Яицкого войска Федору Бородину, подаренный тому самой императрицей Елизаветой Петровной в 1761 году. С него началась целая коллекция старинного русского серебра XVII - XIX веков.

В коллекции Петра Щукин было немало вещей уникальных, единственных в своем роде: жемчужное шитье, фарфор, царские кубки и чарки, древние книги и эмали, предметы крестьянского обихода. Со временем она настолько разрослась, что неутомимому собирателю древностей пришлось построить специально для ее хранения отдельный дом на Малой Грузинской улице. С конца 1893 года там начали размещать его коллекцию, однако вместить все собранное снова не удалось. Тогда было принято решение построить второе здание, но и его хватило ненадолго.

Первых посетителей частный музей Петра Щукина принял в 1895 году. Всех желающих пускали бесплатно. Нередко сам коллекционер встречал посетителей и с энтузиазмом рассказывал им об интересных экспонатах. В 1905 году он принял решение подарить музей городу. «Прошу принять от меня в дар мое, нигде не заложенное и свободное от всяких обязательств владение в городе Москве… со всеми на нем постройками, с моим собранием русских и иностранных вещей, восточной коллекцией, картинной галереей, собранием рисунков и гравюр, библиотекой, рукописным архивом и со всей обстановкой…», - так распорядился своим бесценным собранием Петр Щукин. Музей стал филиалом Исторического музея, получив статус «Отделения Императорского Российского Исторического музея имени императора Александра III – Музей П.И. Щукина». За этот дар П. Щукину пожаловали генеральский чин и право именоваться «Ваше превосходительство». Щукин был в восторге от своего нового звания. В Москве посмеивались над чудачествами новоявленного генерала, поговаривали, что даже в баню он ездит в полной форме с орденами, а посетителей музея встречает в барашковой шапке с галунным крестом, не желая расставаться с ней и в самую жару…

Петр Иванович оставался хранителем музея, продолжая нести все расходы по его содержанию и пополняя фонды, до самой смерти в 1912 году. После революции основная часть его собрания была перевезена в Исторический музей. А в его особняке на Малой Грузинской был открыт Государственный биологический музей имени К.А. Тимирязева.



Проницательный «дикобраз»



Не менее знаменитым коллекционером и меценатом был Сергей Щукин. Но в отличие от своих братьев он немало преуспел и на ниве предпринимательства. Благодаря своему коммерческому таланту Сергей Иванович Щукин сумел значительно приумножить состояние отца. За железную хватку и колючий нрав современники звали его «Министром коммерции» и «дикобразом». Он имел звание советника коммерции, входил в состав Московского учетного банка, был совладельцем и директором текстильной фирмы «Эмиль Циндель» и Даниловской мануфактуры, успешно руководил семейным предприятием Щукиных.

Такого блестящего будущего в семье никто не предсказывал слабому от рождения мальчику. Сережа в детстве был нервным, низкорослым и заикающимся ребенком. Но натуру, по-видимому, имел крепкую, и сам настоял, чтобы его тоже учили коммерции. Занимался спортом, выучил немецкий и французский языки и уехал учиться в Саксонию. Позже закончил Высшую коммерческую школу в Баварии, и вернулся в Москву продолжать фамильное дело. О его аферах и головокружительных деловых комбинациях ходили легенды.

Отец оценил деловую хватку сына и завещал именно ему свой дворец в Большом Знаменском переулке. В 1890 году Сергей Иванович возглавил семейное фирму. В таком круговороте дел семьей обзаводиться было не досуг, поэтому женился он относительно поздно - в тридцать один год, взяв в жены восемнадцатилетнюю девушку из старинной дворянской семьи.

Лидия Григорьевна Коренева, так звали жену, была одной из светских красавиц Москвы. За глаза ее звали «шемаханской царицей». Она безумно любила светскую жизнь – балы, наряды, роскошь, увлекалась модной тогда наукой психологией. А Сергей Иванович был аскетом – обедал картошкой с простоквашей, а зимой по утрам частенько просыпался под снежным покрывалом, наметенным из открытого окна. Они были совершенно разными, но любили друг друга. В семье было четверо детей: три сына – Иван, Григорий, Сергей и дочь – Екатерина. Их дом был известен всей Москве роскошными приемами и домашними концертами.

Сергею Ивановичу Щукину было уже за сорок, когда фамильная страсть к коллекционированию поразила душу расчетливого коммерсанта. И взялся он за дело с тем же азартом, с каким ворочал миллионами в знакомом ему бизнесе. Но главное, к своему собранию он пошел неизведанным путем: выбрал французских импрессионистов, творчество которых вызывало у большинства знатоков лишь недоумение и насмешки. Сергей Иванович же без оглядки на авторитеты начал приобретать полотна никому неизвестных художников, первым почувствовав движение времени в работах мастеров новой волны.

Впервые С. Щукин увидел картины французских импрессионистов на художественном салоне в Париже. А одним из первых его приобретений было полотно Сезанна «Цветы в вазе». Другой покупкой стало полотно Эдуарда Мане «Сирень», в дальнейшем он приобрел еще 13 работ этого мастера. В последующие годы его коллекция пополнилась полотнами Гогена, Сезанна, Дега, Ван Гога, Дерена, Руссо, Ренуара, Писсаро, Тулуз-Лотрека, Родена и Сислея, а также произведениями менее известных мастеров. Но самой большой любовью Сергея Щукина в искусстве был Анри Матисс. Щукин постоянно приобретал картины этого художника. В 1911 году Матисс по приглашению Щукина даже приехал в Москву и остановился в его доме. На следующий год, когда Щукин посетил Францию, художник написал его портрет.

Другим художником, которого отметил безошибочный глаз Сергея Щукина был Пикассо. Несколько лет мастер существовал на средства русского коллекционера. Благодаря поддержке мецената художник смог снять новую мастерскую на бульваре Монпарнас. В свою очередь пятьдесят лучших работ живописца обогатили коллекцию Щукина. Интересно, что, отбирая картины для своего собрания, Сергей Иванович не прислушивался к мнению широкой публики. Он обладал особым даром чувствовать настоящее искусство и полагался на собственное чутье, как и в бизнесе. Говорили, что «министр коммерции» чудит, что его увлечение импрессионистами не что иное, как московское самодурство, дикий купеческий «чертогон». Александр Бенуа писал: «Никому и в голову не могло прийти, чтобы их творчество получило бы со временем первостатейное значение и слава их затмила всех остальных…».

Однако прошло совсем немного времени и полотна импрессионистов стали настоящей драгоценностью.



Удары судьбы



Однако пришел роковой 1905 год, и на Сергея Щукина обрушились беды. Сначала утопился его 17-летний сын Сергей. Ходили слухи, что юноша был членом тайного клуба самоубийц, в котором дети богатых и знатных родителей кончали с собою по жребию. Но существовала и другая версия причины рокового поступка сына Сергея Щукина. Молодой человек не вынес позора перед сверстниками. Родители его друзей жертвовали деньги на революцию, а Сергей Иванович во время московского восстания прикармливал «черную сотню».

Вскоре, не пережив смерти сына, ушла из жизни Лидия Григорьевна. Молодая, никогда ничем не болевшая женщина буквально «сгорела» за три дня. В обществе поговаривали, что жена Щукина не простила ему смерти сына и отравилась. Прошло еще два года, и покончил собой младший сын, Григорий, глухой от рождения. Сергея Ивановича не оставлял вопрос: что он сделал не так в этой жизни? В это время и родилось решение передать в дар Москве коллекцию картин. Он выразил свою волю в завещании, датированным 1908 годом, но поставил условие: собрание должно храниться и экспонироваться целиком.

В 1910 году знаменитый меценат совершил еще один яркий поступок. Он пожертвовал 200 тысяч рублей на строительство Психологического института. Таким необычным образом он решил увековечить имя своей горячо любимой жены. По договору в фойе должен висеть портрет Лидии Григорьевны. Кроме того, имя покойницы следовало выбить на фасаде здания, а день ее рождения должен был стать официальным праздником института. Строительство научного учреждения, по-видимому, помогло меценату залечить сердечные раны. В 1915 году Сергей Иванович женился во второй раз – на Надежде Афанасьевне Конюс. Вскоре на свет появилась дочка Ирина.

После Октябрьской революции коллекцию предпринимателя национализировали, а его дворец превратили в Музей современного искусства. Сергей Иванович отправил жену и ребенка в Германию, а сам, боясь оставить картины без присмотра, согласился на предложение новой власти стать хранителем и экскурсоводом в собственном доме. Некоторое время он прожил здесь в небольшой выделенной ему комнатушке. Однако в 1918 году все же эмигрировал во Францию. Сергей Иванович дожил до весьма преклонного возраста. Он умер зимой 1936 года и похоронен в Париже на Монмартрском кладбище.

Вся коллекция Сергея Щукина осталась в России. Некоторое время она продолжала находиться в Большом Знаменском переулке. Потом ее перевезли на Пречистенку, где объединили с собранием картин купца Ивана Морозова. В результате появился Государственный музей нового западного искусства (ГМНЗИ). В 1946 году по указанию Сталина музей расформировали. Тогда это называлось борьбой с низкопоклонством перед Западом. Коллекцию картин поделили между Эрмитажем и Музеем изобразительных искусств им. А. С. Пушкина и почти на 30 лет спрятали в запасники. Но прошло время, и все вновь вернулось «на круги своя». Сегодня жемчужины «щукинского» собрания не только выставлены на всеобщее обозрение, но и представляют собой предмет гордости этих крупнейших российских музеев.

   
стр.16 // ГЕРИНАС Валентина

Полное оглавление номера


ГОЛОСОВАНИЕ
Кто главнее?
Путин
Вот этого-то я и не могу понять...
Ответ - в Конституции
Медведев
посмотреть результаты
НАШИ ПАРТНЕРЫ

|

Взгляд из Америки: очаги терактов по-прежнему имеют северокавказскую прописку
В докладе американского госдепартамента о распространении терроризма в мире в 2011 году, который ежегодно направляется в конгресс США, указывается на то, что очаг террористической опасности в России по-прежнему концентрируется на Северном Кавказе.

Атеисты и верующие – актуальное противостояние ХХI века
Закон, предполагающий уголовную ответственность за оскорбление чувств верующих и осквернение святынь, был внесен в Госдуму.

Казахстан: войска стреляют в мирных людей
Сегодня более 3000 человек собрались на мирный митинг на главной площади города в центре Жанаозеня.

Долг платежом красен
Конфликт с российским дипломатом произошел в провинции Конфликт с российским дипломатомв Китае. К нему применили насилие и задержали в одном из офисов во время оказания помощи двум российским гражданам. Последних, в свою очередь, из того же офиса уже пять дней не отпускают китайские партнеры.

Слушается дело об убийстве Свиридова
В Мосгорсуде слушается дело шести уроженцев Северного Кавказа, которые в ночь на 6 декабря затеяли на улице потасовку, в результате которой был убит болельщик московского «Спартака» Егор Свиридов.

Юрий Кукин
У каждого поколения должны быть свои герои. Это, конечно, громко сказано. Тем более, когда при упоминании таковых, в первую очередь, возникает специфический голос, нехитрых несколько аккордов под гитару и удивительное человеческое обаяние. Сразу вспоминается дурацкое: «Хороший парень – это не профессия».

Премия Леонида Вышеславского – А. Зараховичу и Г. Фальковичу.
В Киеве состоялось пятое по счету вручение уникальной поэтической премии имени Леонида Николаевича Вышеславского «Планета поэта» (русская и украинская номинации). Л.Н. Вышеславский – личность легендарная, человек, которому Григорий Петников в 1963 году передал звание «Председатель земного шара».


Издательский дом "Наше время" © Издательский дом "Наше время"
Все права защищены
(495) 951-39-05
Правовая информация об ограничениях | sitemap | Статьи